понедельник, 20 апреля 2015 г.

Партизанская война в Украине.


В героическом прошлом настоящих украинцев черпайте мужество, стойкость и руководство к действию.
От редакции: Статья Э.М. Кодо «Партизанская война в Украине» впервые была напечатана в журнале «Мilitаrу Review» (V.ХL, № 8) в ноябре 1960 года. «Мilitаrу Review» — официальный орган Колледжа Командования и Генерального Штаба Армии США. Это одна из лучших и наиболее объективных статей зарубежных авторов об УПА и украинской освободительной борьбе. Особое значение она имеет еще и потому, что напечатана в авторитетном журнале американского Генерального Штаба Армии.
Об авторе статьи «Мilitаrу Review» пишет: «Энрик Мартинез Кодо — гражданский журналист, живет в Буэнос-Айресе. Он является редактором «Маnual dе Informaciones», официального издания Секретной службы аргентинской армии, и редактором «Ucrania Libre», независимого издания в Буэнос-Айресе.
Редактор «Мilitаrу Review» подает от себя такое объяснение в статье Э. М. Кодо: «Бывшие украинские партизаны, ныне живущие в Аргентине, предоставили информацию, на основе которой Мартинез Кодо написал свою репортажную статью.
Характер всех партизанских войн, а также и необходимость обороны средств, связанных с этим националистическим движением за свободу и независимость — обусловили ограниченность документации, которую подает „Мilitаrу Review“. Хотя украинская борьба за независимость в этом столетии не увенчалась успехом, однако надо признать, что описанные М. Кодо элементы движения могут однажды стать активной силой в мировом конфликте. — Редактор».
«Искажение исторического факта для достижения цели советской пропаганды очевидно в той же степени, как и извращение исследований, которые относятся к партизанским действиям в тылах немецких фронтовых линий в 1941-44 годах. 
Советы хотят, чтобы мы поверили в то, что все партизаны, а особенно те ​, которые действовали в Украине, были коммунистическими партизанами и боролись против немцев под их контролем. Многие западные авторы, полагаясь на усердие многочисленных советских информационных источников, невинно культивировали литературные поля, на которых советские пропагандисты посеяли зерна искажения, излишнего выпячивания важности определенных дел, полуправды. Из таких составных частей соткана и военная репутация «генерала» Хрущева.
Правдой является то, что красные партизаны в Украине были активны, но они состояли преимущественно из остатков регулярных войск, разбитых немцами в первых нескольких месяцах войны, или из специальных войск, сброшенных парашютами в тылу немецких фронтовых линий. Акции этих партизан имели значение в 1941-44 годах.
Украинский народ никогда не поддерживал советских партизан. По традиции — украинцы не только антикоммунисты, но и антироссияне. Они воевали в той же мере против немецкой оккупационной армии, как и против советских партизан, которые пытались действовать в их стране.
Это было естественным следствием истории страны. Украина провозгласила свою независимость от России в 1917 году, а в 1920 году была оккупирована Красной армией. С тех пор начали действовать различные тайные украинские антикоммунистические движения, имевшие целью освободить их страну от советского * господства.
Поэтому, правдиво очертив патриотические и политические чувства украинцев, не стоит удивляться, что украинский народ приветствовал немецкие войска как освободителей, когда 22 июня 1941 года они напали на Россию. Неудивительно было и то, что глубокие немецкие рейды и окружения (частей Красной армии — А.) были именно на украинской территории.
Воины украинской национальности в советских соединениях, оборонявшие украинский фронт, с приближением немецких армий массово дезертировали. Они не хотели оборонять оккупировавший их режим. Целые соединения Красной армии во главе с их командирами сдавались немцам, не сделав ни одного выстрела. В одном только крупном сражении за Киев, в сентябре 1941 года, более 675.000 воинов, преимущественно украинцев, сдались немцам.
После битвы за Киев немцы нашли мертвыми маршала Кривоноса **, коменданта Киевского военного округа, и 17 старших офицеров из его штаба. Украинцы верят, что их застрелили энкаведисты (советская тайная полиция), видя в них украинских националистов, которые готовы были передать немцам целую армейскую группу.

Батальон «Нахтигаль»

Немецкое Высшее Командование (ОКН), которое знало националистические настроения среди украинского народа, организовало отдельную военную единицу — т. н. «Nightingale Ваttаliоn», которой командовали украинские националисты. Но немецкая политическая администрация, которая всегда была в несогласии с факторами германской армии, разрушила это взаимное понимание, которое могло соединить для Гитлера сотрудничество страны с ее 40-миллионным населением и, что самое важное, обеспечить спокойствие в тылу.
Генерал Хайнц Гудериан в своих «Воспоминаниях» подтверждает благосклонное отношение украинского населения к немцам и позже — ухудшение отношений. Он пишет: «Жаль, что приятная установка украинского народа против немцев продолжалась только под доброжелательной военной администрацией. Т. н. „Reich Соттissars“ сделали „хорошую работу“, когда в течение короткого времени уничтожили дружелюбное наставления украинцев к немцам, подготовив таким образом почву для восстаний или партизанских действий».
30 июня 1941 года, уже через неделю после немецкого вторжения, украинский народ освободил Львов и провозгласил по радио восстановление его национальной независимости. Этот факт озлобил немецких политиков. Они приказали арестовать членов только что сформированного украинского национального правительства и заключили их в различных концентрационных лагерях.
Акция немцев послужила украинцам предостережением, что немецкие «освободители» не намерены признать независимость Украины, они — лишь новые поработители.
Таким образом, в 1941 году сформировались первые антигерманские партизанские группы и Организация Украинских Националистов (ОУН) начала антинемецкую борьбу. Окончательно 14-го октября 1942 года небольшие соединения партизан объединились под одним командованием и приняли название — Украинская Повстанческая Армия (УПА).
Украинское движение сопротивления имело следующие задачи:
1. Организовать политически и военизированно украинские народные массы, направляя их на сопротивление новому захватчику.
2. Организовать сеть революционных сил в Украине и готовить их к антигерманским акциям саботажа (непослушание немецким приказам и указания для самообороны от акций Гестапо).
3. Организовать сопротивление немецкому принудительному вывозу рабочих на труд для сельского хозяйства и индустрии Германии.
4. Организовать противодействие для предотвращения вывоза в Германию зерна и советы населению, как прятать пищу, одежду и другие вещи от немецких реквизиционных частей.
5. Организовать информативную и пропагадистскую кампанию, чтобы разоблачать истинную цель нацистов и большевиков в Украине.
6. Организовать школы для изучения методов подпольного сопротивления под руководством политических и военных лидеров.
7. Собирать оружие, амуницию и прочее военное имущество для потребления будущими украинскими вооруженными силами.
8. Очистить украинскую территорию от большевистских тайных агентов, которые под разным прикрытием внедрились в различные германских агентства (правительственные учреждения), вплоть до Гестапо, чтобы помогать немцам уничтожить украинское сопротивление.
Усиленная членами полицейских частей, которые были переброшены с главнейших украинских городов и других мест, УПА быстро получила неожиданную способность вести боевые акции. Многочисленные соединения украинских воинов, которые дезертировали из красной армии, вступили в УПА. Также и части прочих, традиционно антикоммунистических национальностей, таких как грузины, татары, азербайджанцы и туркестанцы, примкнули к УПА.
Реакции немцев не надо было долго ждать. Весной 1943 года произошли кровавые бои у городов Сарны, Столина и Владимирца, в которых УПА сумела разбить немецкие вспомогательные части. Сильные партизанские акции были осуществлены против концентрационных лагерей в Кременце, Дубно, Ковеле, Луцке и Киверцах, во время которых освобождены политические заключенные; они тотчас влились в УПА и укрепили партизанские ряды.
Летом 1943 года против немецев борьба УПА была в полном разгаре. Немцы контролировали только крупные города и крупные военные гарнизоны. Даже передвижение немцев на местности, хотя и под сильной охраной, могло осуществляться только днем ​​и всегда было подвергнуто опасности саботажа и прямых атак партизан.
Украинский народ признал правительство УПА, поддерживал его действия активно, помогал ему добровольно деньгами и другими нужными вещами.

Значительные достижения

В мае 1943 года украинские партизаны сделали засаду и убили шефа гитлеровских спецотделов СА Виктора Люце, уничтожив его эскорт. Немцы, чтобы умалить значение этого случая, назвали его «дорожным инцидентом».
В 1943 году украинские партизаны провели с успехом целый ряд упорных боев. В июле 1943 года на Волыни партизаны успешно отразили атаку немецко-венгерской дивизии. В мае 1944 года немецкая дивизия была вынуждена отступить в бою с партизанами в Черном Лесу на Станиславщине. В июле 1944 года повстанцы отбили атаку двух немецких дивизий у горы Лопата. Десятидневный бой, с 6-го по 16-е июля, что состоялся в окрестностях Скольщины, завершил эту серию боев и закончился большими потерями для немецко-венгерской дивизии.
С этого момента, с учетом разрушения немецкого фронта в России, немцы изменили свою политическую тактику и уже хотели координировать свои антисоветские акции с УПА. Но УПА отвергла переговоры с немцами. Немецкий план провалился, а антигерманский период украинской повстанческой борьбы закончился. Здесь следует отметить, что во время этого периода (1941-44 гг) активность красных партизан в Украине была мала, потому что немецкие войска и УПА прогнали их с подконтрольных территорий.
Наиболее серьезное попытки красных партизан подчинить украинские територии предпринял советский генерал Ковпак. Его партизанские соединения отправились из Белоруссии, перешли реку Припять и направлялись в Галицию, чтобы достигнуть Карпат. Но сельская милиция и регулярные части УПА преследовали их и истощали до почти полного уничтожения. Только 700 партизан Ковпака бежали от преследований УПА. Они, истощенные, вернулись к советской линии (фронта — А.), так и не получив симпатии украинского населения.

Организация УПА в 1944 году

В конце периода немецкой оккупации УПА, на основе различных оценок, имела около 200 тысяч вооруженных повстанцев, организованных в части, которые были предназначены для четырех территориальный оперативных краев (соединений — А.), и множества независимых оперативных групп (см. рисунок 2):

Это были такие края:
  • Северный край, состоящий из Полесья и северной части Волыни.
  • Южный край, состоящий из северной Буковины и Каменец-Подольской и Винницкой областей.
  • Восточный край, в который входили северные лесистые части Киевщины и Житомирщины.
  • Западной край, лучше всех организованный, в который входила Галичина и Карпатская Украина (сектора: Львовский, Тернопольский, Станиславский, Черновицкий, Дрогобычский, Перемышльский, Лемковщина и Холмщина).
Независимые оперативные отделы успешно проводили свои действия в Донецком бассейне, в Днепропетровске, Харькове, Кривом Роге, Одессе, Кременчуге, Киеве, Умани и других городах Украины и Крымского полуострова.
Каждый край был разделен на военные округа и состоял из определенного количества повстанцев; в свою очередь, из них состояли сотни, курени и полки.
Тактическим оперативным подразделением была сотня. Только в особых ситуациях три или четыре сотни объединялись в курень, а два или три куреня — в ​​полк. Курени и полки формировались только на основании личных приказов командира военного округа, который, конечно, брал на себя командование над сформированными большими соединениями. Самые способные и компетентные командиры сотен назначались командирами куреней.
Только в исключительных оборонительных ситуациях курени имели право объединяться вместе по собственной инициативе, если не было возможности получить приказ или согласия командира данной военной округи. Это случалось редко, потому что командование военных округ было мобильно и постоянно контролировало положение во время наибольшей угрозы.
Организация сотен  не была костной. Обычно она была двух типов:
Сотня легкого типа, в составе 168 воинов, вооруженная ружьями, легкими автоматами, пулеметами, ручными гранатами и взрывчаткой. Главная ее задача — неожиданные набеги и рейды. Когда предусматривалась акция против танков, сотни укреплялись частями с противотанковыми ружьями (раnzerbuschе 43, 88 mm bazоока) и «базуками».
Сотня организовалась по системе троек (три четы, которые состояли из трех роев каждая), но сила роев была переменной. Стрелецкая чета была вооружена 50 мм легкими минометами.
Сотня тяжелого типа имела около 186 воинов. Организовалась также по системе троек. Кроме вооружения для легкой сотни, она имела чету с тремя тяжелыми пулеметами и чету с тремя 88 мм минометами. Задача таких сотен — атака на важные объекты, оборона соответствующих объектов и открытые бои против враждебных сил.

Повстанческая конница воевала в Северном крае. Состояла из тяжелых специальных эскадронов, порой имевших и легкую артиллерию.
Повстанцы применяли артиллерии только в редких случаях, и даже тогда она не была свойственной частью их вооружения, потому что орудие — большая опасность для партизана. Это тяжелое оружие, с большим расчетом; ею трудно пользоваться в партизанской войне, даже в малогористой местности. Орудие приковывает повстанца к месту, ограничивает его движение и скорость и заставляет его придерживаться дорог (если орудие не горного типа), дает врагу возможность погони за повстанцами.
Повстанец, привязанный к такого рода оружию, не может оперативно контролировать ситуацию — он не осознает опасности до момента, когда, конечно, становится уже поздно, чтобы избежать поражения. Это случилось с коммунистическими партизанами ген. Ковпака в борьбе против войск УПА.
Поэтому партизаны предпочитали иметь минометы и хорошо использовали т. н. потенциальную артиллерию. Группы пехотинцев-артиллеристов добывали в бою вражеские пушки и употребляли их против недавних их владельцев в том же бою. Захваченные пушки, которые повстанцы оставляли себе, служили только для обороны сильных пунктов и для подготовки «потенциальных» артиллеристов со знанием такого оружия.
Повстанческие силы считали легкое оружие наилучшим, соответственно приспособленным к партизанской тактике. Наиболее популярным был автоматический пистолет: легкий для манипуляций, с ударной силой огня, особенно в засадах и стычках в ближнем бою. Любимым оружием повстанцев была стандартная немецкая или советская граната или граната повстанческого производства. Немецкие «броне-фаусты» и «панцербуши»-43 повстанцы использовали также как и противотанковые мины.
Источником вооружения повстанцев были немецкие и советские склады оружия, захватываемое в нападениях или в больших боях. Добыча оружия и амуниции было постоянным объектом украинских повстанцев, так как не имея какой-либо помощи извне, они должны были полагаться только на их собственные ресурсы. Поэтому во время немецкой оккупации (1941-44 гг) Украинская Повстанческая Армия широко применяла немецкое и их союзников оружие, а при советской, начиная со второй половины 1944 г., применяла почти исключительно российское оружие.
Кроме описанных уже военных единиц, которые можно назвать «регулярными» в нерегулярных партизанских организациях, существовали еще отряды самообороны и сельская милиция, задачей которых была охрана сел и малых городов. Они проявляли активную деятельность по ночам, парализуя немецкие и советские грабительские нападения и опустошения. Эта боевая тактика, спонтанно выросшая в Украине, практиковалась также в Китае во время японской оккупации, а затем — в Индо-Китае во время войны между французами и вьетнамцами. Поэтому «регулярное» войско УПА было похоже на индо-китайский «Шулис», а украинская сельская милиция — на вьетнамский Дан-Кван.
Главному Командующему УПА помогал Генеральный Штаб по оперативным, разведывательным, организационным и персональным секторам, материально-техническим (военные поставки), учебными и политическими подразделениями (см. таб. 2).
Оперативный отдел планировал тактические операции, координировал их с помощью главных указаний или конкретных приказов, планировал и руководил политически и стратегически важными акциями, оценивал общую ситуацию и обрабатывал карты и планы.
Старшины этих отделов были в каждой Окружной команде. Они обрабатывали планы акций на местах и ​​подле руководили крупными местными акциями. Когда требовалось для выполнения задания дополнить персонал Окружных команд, на Главном Штабе лежала ответственность за организацию и направление в соответствующие места соответствующих сил.
Разведывательный отдел осуществлял в разных направлениях разведку и контрразведку. Сбор информации был очень важной задачей повстанцев, в чем им помогало население. Разведывательная система повстанцев была очень действенной, и именно благодаря ей Генеральный Штаб УПА всегда знал направления действий и силы врага, когда немецкие войска или совстские партизаны начинали какие-нибудь операции. Сотрудничество гражданского населения с повстанцами являлось обязательным условием, без него невозможно было вести партизанские операции.
Организационно-кадровый отдел готовил организационные схемы, руководил перемещением персонала, боевой подготовкой повстанцев и мобилизацией в Военных округах.
Тактический отдел имел трудную, важную задачу: поставлять повстанцам продовольствие, амуницию и военную одежду. В его компетенции были и охрана, исправность боеприпасов. Здесь была наиболее необходима помощь — сотрудничество гражданского населения. Отдел этот был ответственен и за постройку больших подземных хранилищ — бункеров, глубиной, преимущественно, 4-10 метров, в которых складировали продукты и таким способом решали проблему снабжения повстанцев продовольствием во время зимы.
В боях воины УПА носили военную униформу, а их руководители — еще и отличие: украинский трезубец. Иными словами, они приспосабливались к обычаям и правилам территориальные войны. В действительности, их надо было бы считать регулярными тактическими боевыми единицами, хотя этот факт игнорировали оба захватчика — большевики и немцы.
Военно-инструкторский отдел давал инструкции и вырабатывал учебники для кадровых школ и военного обучения Проблема организации соответствующих офицерских и подстаршинских кадров была особенно острой, ибо силы УПА быстро росли, одновременно росла и потребность в лучших и (численно — А.) больших офицерских кадрах. Этот же отдел заведовал двумя старшинскими школами, находившимися в Северной и Западной округах. Подстаршинские школы были организованы в каждой Военной округе. Преподавателями были украинские военные, сделавшие военную карьеру в польской, чешской, румынской и русской армиях; были также обученные на организованных в Германии перед войной курсах (кадры батальона «Нахтингаль») и, наконец, старые военные еще ​​из Украинской Национальной Армии 1917-22 годов.
Кроме настоящих военных тренировок, этот отдел руководил изданием инструкций, учебников и тактических правил для УПА. Среди этих публикаций заслуживает особой оценки «Практический учебник для повстанческой борьбы», 364-страничное издание об общей тактике УПА.
Политически инструкторский отдел (психологического воздействия) имел одну из самых важных задач. Поскольку УПА состояла только из добровольческих частей, была потребность овладеть доброй волей этих людей, как и людей из других зарубежных стран. Значит, надо было иметь психологический военный аппарат для подъема морального и политического уровня этих людей, чтобы таким способом сделать УПА крепкой политической силой. Для этой цели издавались две официальные брошюры, которые распространяемой между повстанцами и гражданским населением — «Повстанец» и замечательный журнал «До зброї» («К оружию».
Они были дополнением подпольной прессы украинского национально-освободительного движения, которое издавало ее в количестве свыше 20 названий. Кроме этого работало несколько тайных радиостанций, которые передавали украинцам пропаганду и антинемецкую и антисоветскую контрпропаганду для украинского народа, а также и для порабощенных народов соседних стран. Этот отдел имел связь с другими украинскими политическими организациями, особенно Организацией Украинских Националистов.
Подпольная связь и связная служба пользовались самыми разнообразными способами коммуникации, которые можно только себе представить, начиная с технических средств и заканчивая пешим посланником. Ими руководил Главный Штаб.
Во время немецкой оккупации началась организация центрального технического звена, но его комплектация не закончилась перед советской оккупацией в 1944 году. На обучение специалистов и монтирование оборудования, взятого, преимущественно, у врага или построенного локально, потребовалось много времени, и поэтому организация центрального технического звена происходила медленно.
На просторах, которые не были оккупированы врагом (немцами), украинские войска пользовались существующими телефонами и телеграфными линиями. Сообщение четким были только тогда, когда это был приказ к немедленному действию. Курьерская служба, пешая, верховая (на конях) или моторизированная, была организована так, что обеспечивала доставку сообщение в Главную квартиру УПА на протяжении 24-х часов, а в Окружные команды — в течение 12-ти часов. Для этой цели был применен способ регулярной смены курьеров.
Боевые единицы (сотни, батальоны) в поле употребляли обычные средства коммуникации, которыми пользуются регулярные армии — радио с малым радиусом действия и зрительные сигналы (семафоры, флаги и панели).
Штабы УПА имели под своей непосредственной командой охранные отделы (обычно, укреплены сотни), медицинскую и контрразведывательную службы.
Медицинская Служба (Украинский Красный Крест) работала в тяжелых условиях. Она не имела соответствующего обеспечения в тылах, и не могла пользоваться нормальным способом эвакуации. Также и восстановление своих запасов должна была проводить только подпольно. Поставка медикаментов было нерегулярной; медикаменты Медицинская Служба получала от врага или от щедрого гражданского населения, за что платила большими человеческими жертвами. Немецкие и советские медпункты и госпитали были излюбленными объектами отрядов УПА как источник медикаментов. Но они обращали большое внимание на то, чтобы не нарушать лечение (пребывающего в них — А.) раненого персонала.
Еще одной проблемой Медицинской Службы был набор и подготовка санитарного персонала. Вообще можно сказать, что добровольцы УПА сначала не хотели служить в небоевых единицах. Поэтому в Медицинской Службе были преимущественно женщины и мужчины старшего возраста. Но потом, когда важность этой службы стала очевидна, количество медицинского персонала увеличилось.
Враги не признавали украинский Красный Крест, его медицинские пункты трактовали и атаковали как обычные военные объекты. Так люди, которые давали повстанцам медицинскую помощь, стали также активными боевыми военными.
Повстанцы устраивали медицинские школы и для мужчин, и для женщин. Издавали также специальные медицинские учебники. Поскольку что не хватало лекарств и патентов медицины, повстанцы пользовались и медицинскими растениями; их собирало гражданское население, особенно дети школьного возраста. Медицинская Служба выдала малый учебник «Медицинские пункты и пользование ими», его использовали боевые части и гражданское население.
Низшим чином медицинской обслуги в повстанческом отряде был взводный санитар. Далее — сотенный хирург, задачей которого было контролировать лечение в пунктах первичной помощи, предоставлять немедленную помощь, при потребности — впрыск морфина и т.д.. В случаях тяжелого ранения раненых принимали в специальных замаскированных центрах или подпольных лабораториях, где они получали соответствующую помощь, включая хирургические операции. За эти подпольные пункты-центры был ответственен батальонный врач, он оказывал раненному соответствующую медицинскую помощь и делал операции.
Украинский Красный Крест должен был помогать и гражданскому населению в освобожденных от врага районах. Это было дополнительное отягощение для уже и так перегруженной обязанностями Медицинской Службы. Поэтому она была разделена на два отдела: отдел гражданский, работавший для гражданского населения, а в случае необходимости помогал и боевым частям, которые оперировали в данном районе, и отдел военный, работавший исключительно для войск УПА.
Безопасность или контрразведка УПА — это была очень важная служба. Ее задачей было разоблачать коммунистических и нацистских агентов, что просачивались в украинские зоны. Особенно часто коммунисты посылали своих тайных агентов, чтобы получить точную информацию об украинских силах, их вооружении и тыловых базах, а также контактную информацию повстанцев с украинским населением.
С такими, инфильтрованными агентами было трудно бороться, потому что советские агенты были хорошо обучены, хорошо маскировались, выдавая себя украинцами или беглецами (от советской власти — А.) разных национальностей, которые, мол, вырвались из концлагерей или тюрем. Несмотря на это, контрразведка УПА действовала успешно, противопоставляя свои доброкачественные и эффективные контрмеры наиболее рафинированным и хитрым методам действий вражеских шпионов и агентов.
Из Главных квартир УПА на территориях действовали инспекционные старшины, задачей которых было контролировать активность УПА и целостность территории, где были повстанцы.
Окружные штабы своей организационной системой копировали Главный Штаб. Они имели и подобные отделы и службы, но с меньшим числом персонала. Военно-окружные штабы не имели инспекционных старшин, а различные другие отделы действовали малым количеством людей.
Такая организационная структура УПА действовала и в то время, когда большевистские войска и большевистская администрация захватывали земли.
Стоит еще отметить, что немцы, которые называли УПА «большевистскими шпионами», «бандитами» и «уголовниками», с приближением большевиков уже называли украинских повстанцев «героями антибольшевистской борьбы» и «украинскими борцами за свободу». Зато советская пропаганда называла повстанцев «предателями», «фашистскими националистами» и «бандеровскими убийцами» (последнее название происходит от имени украинского лидера Степана Бандеры, убитого в Мюнхене 15-го октября 1959 года, как предполагается, кремлевскими агентами) (на момент написания этой статьи еще не была общедоступной информация, подтверждающая участие КГБ в убийстве С. Бандеры).

Антисоветская деятельность

Как только немецкие войска под давлением советского наступления были вынуждены отступить с украинской территории, УПА, используя благоприятную возможность, сконцентрировала все военные ресурсы, которые немцы оставили при отступлении. Когда коммунистические армии вступили в Украину, они встретили хорошо организованное и обеспеченное сильное сопротивление УПА.
Советская администрация тотчас начала очищать территорию от «врагов народа», массово депортируя украинцев в далекую Сибирь.
УПА отреагировала целым рядом нападений на советские учреждения. Первым и самым важным боем УПА против красных армий был бой с сильным охранным, усиленным броневиками, отрядом маршала Ватутина. В этом бою маршал Ватутин был смертельно ранен, но несчастьем было то, что и командир Северной Округи и шеф штаба УПА были убиты. Советская пресса скрывала эти факты, а смерть маршала Ватутина во многих военных и гражданских советских публикациях, а также и в некоторых западных, представлены как следствие «полученных на поле боя ран».
После замены советских регулярных войск, которые обнаружили свое теплое или благосклонное отношение к украинским повстанцам, энкаведистским персоналом советы начали серию наступлений на УПА. Первое такое наступление было под командой «украинского» министра внутренних дел генерал-лейтенанта Рясного, под непосредственным наблюдением «премьера», «генерала» Никиты Хрущева.
В октябре 1945 года советское министерство пропаганды провозгласило конец «успешной операции», которая, якобы, окончательно уничтожила «сопротивление украинских фашистов».31-го октября 5 батальонов УПА атаковали и овладели городом Станислав (ныне Ивано-Франковск — А.), столицей Станиславщины, ясно демонстрируя живое, действующее сопротивление и его относительную безнаказанность.
Подготавливая вторую операцию, советы предприняли все меры, чтобы обеспечить себе успех. Они даже выжигали леса, силой брали призывников в территориальные части, отравляли воду, продавали на «черном рынке» медикаменты, отравленные заразными болезнями и тифом и силой эвакуировали население с повстанческих территорий. Во время этой советской облавы отдел УПА сделал засаду у железнодорожной станции Тяжив (Станиславовщине) на советского генерала с его штабом. 3-го мая 1946 года броневик, в котором ехал генерал, был разбит повстанческим противотанковым снарядом; вместе с генералом погиб и весь экипаж броневика.

Стремление уничтожить УПА

Несмотря на советские официальные заявления о «победе», украинские повстанцы продолжали свою деятельность. 29-го марта 1947 года в другой большой засаде украинские повстанцы убили польского вице-министра войны генерала Сверчевского, который прославился как «генерал Вальтер» в Испанскую гражданскую войну, будучи командующим интернациональной бригады.
Потрясенные этим актом, СССР, Польша и Чехословакия 12-го мая 1947 года заключили договор о совместной акции их армий для уничтожения УПА. Тотчас же после этого договора начались совместные операции в силе одной дивизии, которая состояла из польской пехоты, чехо-словацких горных частей, партизан, советских механизированных частей, пехоты НКВД, парашютистов, советской авиации и румынских боевых единиц, организованных из жандармерии и военных пограничной стражи.
Но и это сконцентрированное наступление, развернувшееся на всю ширину фронта, не смогло ликвидировать повстанческое сопротивление. Повстанческие силы рассыпались на малые отделы и избегали открытого боя, которого желали коммунисты.
Они прятались в горных и лесных бункерах и ждали, часто на протяжении месяцев, уменьшения вражеской активности. Затем Командование УПА выслало группы повстанцев в качестве пропагандистских миссий на территорию восточноевропейских стран, даже в Россию, чтобы показать миру существование украинского сопротивления. Некоторые из групп пробились за «железный занавес» — в Западную Европу, на свободу.
На территории Западной Украины (Галиция) борьба между УПА и силами трехстороннего пакта продолжалась. 5-го марта 1950 года недалеко от Белогорщи погиб в борьбе с советами командир УПА генерал Роман Шухевич, который был известен под псевдонимом — «Тарас Чупринка». Главнокомандующим УПА он был в течение 9-ти лет.
С этого времени, учитывая истощение повстанческих единиц борьбой, решено перейти от форм активной борьбы к формам психологической войны. УПА ушла в подполье, но основная цель борьбы осталась без изменений. Изменились лишь методы и тактика. Повстанческие группы были распылены и вовлечены в подпольные вооруженные организации, имевших следующие задачи:
Поддерживать подпольную организацию и проявлять ее акцию сопротивления на всей территории Украины, оккупированной Союзом Советских социалистических Республик.
Поддерживать и укреплять идеологическое и моральное состояние украинского народа, распространять идеалы свободы и независимости и поощрять не только саботаж, но и нападения на значительные советские объекты.
Популяризировать украинский революционный дух и распространять идеи антикоммунистической революции во всех порабощенных странах СССР.
Знакомить свободный мир с освободительной борьбой украинского народа, особенно его вооруженной организации — УПА, чтобы получить поддержку против красной оккупации и коммунистического угнетения и иметь возможность подать свои предложения западным стратегам при следующей мировой войне.

Выводы

Таково современное состояние украинского движения сопротивления. Оно (движение сопротивления) продолжает свою активную пропагандистскую акцию и неожиданный саботаж против советской администрации. Собственно, это является причиной коротких «полицейских» сообщений, что появляются периодически в украинской коммунистической прессе о поимке «реакционных элементов» и о судебных расправах и смертных приговорах, которые, например, в 1959 году имели место в Киеве и Ровно.
Это также причина того, почему объединенные армии Советской России, Польши и Чехословакии осуществляли маневры в Карпатских горах, в западных районах Словакии и в других областях. Правдивая цель этих маневров — вымести бойцов УПА, которые и дальше продолжают саботаж и ведут пропагандистскую деятельность. Такое мнение подтверждают патриотические демонстрации, что произошли в городах Мукачево, Ужгороде и Хусте в марте 1959 года.
Это движение сопротивления действует среди населения, призывая его к пассивному сопротивлению, чтобы саботажем тормозить выполнение коммунистических производственных программ. Усовершенствованы также разные «алиби», чтобы обосновывать фиктивные заболевания рабочих, напрасно потраченное время в колхозах и фабриках и низкую их производительность, а также и требования увеличивать персонал.
УПА — потенциальная сила, которая может возродить повстанческую борьбу в случае новой войны.
Украинская Повстанческая Армия продолжает активную пропагандистскую кампанию и саботаж против советов. В случае будущей мировой войны эта сила может привести к независимости Украины.«
* ) Автор везде пишет «Советы», «советский», «Россия», «российский» и т. п. Эту его терминологию, означающую, в сущности, Московию, московский, оставляем неизменной, — Ред . «Визвольні Шляхи».
** Очевидно, речь идет о генерал-полковника Кирпоносе — командующем войсками Юго-Западного фронта — Ред.сайту www.ounuis.info
Источник : Энрик Мартинез Кодо (Еnriguе Маrtinez Соdо) Партизанская война в Украине // Освободительный путь. Ч.10. — 1962. — С. 973-986.

Энрик Мартинез Кодо (Еnriguе Маrtinez Соdо), Архив ОУН