воскресенье, 29 ноября 2015 г.

Историк Владимир Кравцов: «Русским еще надлежит осознать свое настоящее происхождение»




Волонтерская помощь армии, український волонтерський рух.

«... Украине необходимо выстоять в борьбе с агрессией Белокаменной и продолжить успешное движение по европейскому вектору развития. Если это произойдет, блестящие всесторонние результаты не заставят себя долго ждать. Это будет наглядным примером для народов России, как надлежит бороться за достойное руководство страны и определять оптимальный путь развития ...»

В мае 2014 года, вскоре после начала открытой агрессии против Украины, президент Путин подписал принятый Государственной думой РФ закон, который, по его словам, был направлен против фальсификации истории. В нем, в частности, предусмотрено до трех лет лишения свободы за «отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала» и «распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны». Еще задолго до этого «борьба против фальсификации истории» (не только времен Второй мировой, но и вообще) стала чуть ли не главным приоритетом российской общественности и политической элиты. Едва ли в таких условиях можно говорить о какой-либо свободной, самостоятельной исторической науке. Но что стоит за этими поползновениями? Можно предположить, что это страх — страх перед своим настоящим прошлым.



Технология Ванна в ванне. Наливная ванна. Эмалировка и реставрация ванн, ремонт ванной, лучшая цена и гарантия по восстановлению эмали.

Тем не менее, в России все еще можно найти историков, которыми движет стремление к познанию истины. Например, на острове Сахалин! Именно там, в городе Южно-Сахалинск проживает кандидат исторических наук, российский историк и публицист, бывший декан исторического факультета Южно-Сахалинского государственного педагогического института Владимир Сергеевич Кравцов, которого главный редактор газеты «День» Лариса Ившина встретила при общении в «Фейсбуке».

Как в научных, так и в своих публицистических работах, не обращая внимания на конъюнктуру, он остается максимально объективным. В разговоре с «Днем» Владимир Сергеевич поделился своими мыслями о том, при каких условиях граждане России могут познать свою правдивую историю, а также о том, какие последствия это может иметь для их ментальности и общественно-политического строя страны.

Историк Владимир Кравцов

Декоративное оформление стен вашего дома.
— Владимир Сергеевич, судя по социологическим опросам, в России не так уж много украинофилов. Чем объясняется ваше доброжелательное отношение к Украине, о чем свидетельствует содержание ваших работ по украинской тематике?

— Во-первых, я бы поостерегся безоговорочно доверять опросам общественного мнения в московском исполнении. Здешние социологические службы давным-давно подмяты властным Олимпом и выдают, как правило, результаты, выгодные заказчику. Так что я не так уж и одинок в своем отношении к Украине. Во-вторых, свои публицистические работы я всегда пытаюсь строить на научной основе. Поэтому моя проукраинская позиция — не плод политиканства. Она сформирована на основе объективного исследования доступных мне материалов, как прошлого, так и настоящего. В-третьих, сказываются мои родословные корни. Формально, я — русский по папе. Но мама моя Боярчук Ольга Николаевна — «щира українка» казацкого рода. Родилась и выросла в Конотопе на Сумщине (ранее — на Черниговщине). Там же вырос и я, там прошли мои детство, отрочество и основные годы юности, там окончил среднюю школу. А затем был Харьковский государственный университет. Так что мое мировоззрение складывалось в Украине и в пользу Украины.

— Из ваших публикаций следует, что на протяжении всей своей драматической истории Россия пыталась казаться тем, чем она никогда не была — славянским государством, наследницей Древней Руси и т. п. На самом же деле, по вашим словам, этнически современные русские гораздо более близки к мордовским, финно-угорским и другим неславянским племенам, а общественный строй нынешней России восходит своими корнями скорее к Золотой Орде, чем к Киевской Руси. Фактически, Россия, по выражению главного редактора газеты «День» Ларисы Ившиной, пытается совершить рейдерский захват украинской истории. Как вы считаете, каковы глубинные, первичные причины такой ошибочной самоидентификации? Случались ли еще в мировой истории аналогичные прецеденты? Существует ли возможность, что россияне пересмотрят свою историю и осознают свое настоящее происхождение? Какова здесь роль Украины? И как такой шаг может повлиять на самосознание россиян и на общественно-политический строй страны?

— Вы задали интересные и очень объемные вопросы. В стиле «да-нет» на них не ответить. Для начала некоторые предварительные замечания. Утверждение, что «этнически современные русские гораздо более близки к мордовским, финно-угорским и другим неславянским племенам» — не мое открытие. Я лишь принадлежу к тем, кто так считает. То же самое можно сказать и о том, что «общественный строй нынешней России восходит своими корнями скорее к Золотой Орде, чем к Киевской Руси».

Мы делаем качественный ремонт быстро, профессионально и дешево.

Благодарю вас за такое емкое и удачное определение, как «рейдерский захват украинской истории». Для начала о термине. «Рейдерство» — производное от слова английского происхождения raid («рейд, набег, налет...»). Обычно используется в военной сфере. Однако в данном случае, на мой взгляд, удачно употреблено и применительно к области исторических знаний. У меня даже появилось желание взять эту тему в разработку для очередной своей статьи. Возможно, я это и сделаю, хотя возрастной фактор — серьезное препятствие. И все же, думаю, что, по крайней мере, пунктирно осилить ее (тему) удастся.

Возможен ли, в принципе, «рейдерский захват истории» Украины и любой другой страны? Историю следует рассматривать как процесс и как науку. Обе эти ипостаси носят субъективный характер по исполнению, ибо и процесс творят люди, и изучают его люди. Но есть одно принципиальное «но». Состоявшийся процесс навсегда уходит в прошлое, и вернуть его в наши дни невозможно. Почему и говорят, что история не терпит сослагательного наклонения, то есть она необратима. То, что произошло — произошло и стало прошлым безвозвратно. А вот с историей как наукой можно поступать, кому как заблагорассудиться. Можно даже путем лжи, извращений, фальсификаций лишить ее этого статуса и превратить в банальный набор мифов, небылиц, вранья.

После этих предварительных уточнений можно говорить конкретно и по существу поставленного вопроса. Было бы неправильно считать, что Россия только сейчас, по вашим словам, пытается совершить рейдерский захват украинской истории. Эти попытки были и раньше, с незапамятных времен, с тех пор, как Московия почувствовала силу. Но какую-то систематическую форму захват украинской истории начал приобретать в период военной экспансии и реформ Петра І. Как иначе можно назвать причисление Московии к Руси, присвоение ей названия «Россия», а московитам — «русские» (Екатерина II своим указом сделала его обязательным).

В решении проблемы захвата украинской истории взял, что называется, быка за рога в XIX веке Михаил Петрович Погодин — русский филолог, историк, журналист, публицист, издатель и прочая-прочая. Он сформулировал все предельно просто: Русь поднялась и «переехала» из Киева в Москву. Этот вывод был настолько бездоказательным, примитивным и нелепым, что над ним хохотали даже ангажированные советские историки. А вот правителям, судя по всему, нелепость соотечественника пришлась по душе, и живет до сих пор. Об этом свидетельствует позиция российского «гаранта», который заявляет, что украинского народа нет и не было, что русские и украинцы — единое целое, что украинский язык — искусственное образование, что нет самостоятельной украинской культуры и т.д.

Я бы не стал называть перенесение в Россию истории другой страны (в данном случае Украины) ошибочной самоидентификацией. Ошибкой здесь и не пахнет. Это делается вполне сознательно, намеренно, с давних пор. Откуда это стремление? Да все оттуда же, из «монгольской степи», от «ордынства», от перманентного стремления к завоеванию всего и вся — не только территорий и народов, но и всех форм их достояния, включая историю. В конечном счете, это от неизбывной жажды Московии сохранить «Империю», которая в московском исполнении уходит корнями в ту же «монгольскую степь», в «орду».

«Случались ли еще в мировой истории аналогичные прецеденты», то есть рейдерский захват чужой истории? — спрашиваете вы. По меньшей мере, в Европе такого не припомню, хотя здесь были многочисленные захватнические завоевания. Возьмем, к примеру, покорение Англии Нормандским (Франция) герцогом Вильгельмом Завоевателем во второй половине XI века. Тамошний король был побежден, произошла смена королевской династии и, как сказали бы сейчас, политической элиты. Казалось бы, пользуйся моментом, узурпируй историю завоеванной страны, ее народа. Но этого не случилось. История Англии не стала историей ни герцогства Нормандия, ни Франции. Она осталась историей Англии и продолжилась как история Англии.

«Украинским ученым следует активизировать изучение России»

— В вопросе, есть ли возможность, что россияне пересмотрят свою историю и осознают свое настоящее происхождение, «россияне» я заменил бы на «русские». «Россияне» — это лукавая уловка, сродни новой исторической общности «советский народ», о наличии которой поведал миру «дорогой Леонид Ильич» в докладе на торжествах по случаю 50-летия образования СССР. Пересмотреть свою историю и осознать свое настоящее происхождение надлежит русским. Потенциальная возможность к этому есть. А вот воспользуются ли они ею — так сразу и не ответишь. За этим вопросом скрывается комплекс тем, достойных множества объемных монографий добросовестных историков и специалистов других научных дисциплин. Не мешало бы даже воскресить и привлечь к сотрудничеству провидцев Нострадамуса и Вангу. Не лишней была бы и помощь святых Русской православной церкви, скажем, таких, как Блаженная Ксения Петербургская, Серафим Саровский, Матрона Московская и другие.

Что касается моих скромных возможностей, то мне по силам лишь сориентироваться в некоторых принципиальных направлениях этой сложнейшей и многоплановой проблемы. Хотя здесь я не открою ничего нового. Разве есть новизна в том, что настоятельно необходимо в кратчайшие сроки — ибо будет поздно — превращать Россию в подлинно демократическую страну в противовес той имитации, в которой она пребывает сейчас? Разве есть новизна в том, что главным препятствием на этом пути является ныне сосредоточение власти на всех уровнях в руках ведомства Эдмундыча, коему (ведомству) надлежит не страной управлять, а обеспечивать ее безопасность от внешних угроз (вместо слежки за соотечественниками)? Разве есть новизна в том, что его (ведомство) надлежит лишить управленческой власти всех уровней законными средствами? Разве есть новизна в том, что Россия остро нуждается в реальном разделении властей вместо существующей ныне подделки?

Разве есть новизна в том, что российское общество задыхается от отсутствия реально независимой судебной системы, способной навсегда поставить крест на зловещем телефонном праве? Разве есть новизна в том, что руководство России должны составлять люди, не страдающие имперскими амбициями? Разве есть новизна в том, что российских граждан следует срочно избавить от яда киселевской пропаганды и создать вместо нее систему правдивой информации, которая воспитывала бы в людях подлинно человеческие качества? Разве есть новизна в том, что Россия остро нуждается в коренном переустройстве системы образования, которое способно было бы прививать своим воспитанникам высокий интеллектуальный уровень, способность самостоятельно и критически мыслить, принимать ответственные решения не под чужую диктовку? Разве есть новизна в том, что в России необходимо, наконец-то, создать подлинную историческую науку, которая должна заняться честным изучением истории возникновения и развития русского народа?

Этот перечень можно было бы продолжить, но достаточно и сказанного, чтобы убедиться в острой необходимости проведения в России всесторонних и глубоких реформ. Другой вопрос — как их провести при сложившейся ныне системе власти? Вот здесь-то и должна проявиться роль Украины, которая своим легендарным Майданом уже показала пример, как следует мирными средствами, через массовый протест заставлять власть считаться с волей народа.

Без восприятия этого опыта и активизации действий общенародной демократической оппозиции ожидать глубокого реформирования в России беспочвенно. Действующая власть делать этого не будет. Она занята чем угодно, но только не тем, в чем так нуждается народ. Украине необходимо во что бы то ни стало выстоять в борьбе с агрессией Белокаменной и продолжить успешное движение по европейскому вектору развития. Если это произойдет, блестящие всесторонние результаты не заставят себя долго ждать. Это будет наглядным примером для народов России, как надлежит бороться за достойное руководство страны и определять оптимальный путь развития, приносящий искомые результаты.

Украина была традиционно сильна своими историческими и другими гуманитарными школами, кадрами историков, филологов, демографов и т. п. Уважая профессиональный суверенитет украинских ученых, я не вправе давать им какие-либо рекомендации. Могу лишь очертить свое видение их действий в связи с возникшим вопросом. Активизация исследовательских работ в области обсуждаемых здесь проблем — очевидная настоятельная необходимость. Чрезвычайно важно также донести результаты научных изысканий не только до национальной, но и до международной общественности, до широких кругов читателей.

А потому важно их опубликование не только в специальных научных изданиях, но и в общедоступных средствах массовой информации. Важно заручиться в противоборстве с российскими фальсификациями поддержкой мировой научной общественности. Этому способствовало бы проведение международных конференций, симпозиумов, семинаров и т. п. Рассчитывать, что русские молниеносно «пересмотрят свою историю и осознают свое настоящее происхождение», было бы верхом наивности. Народ, который столетиями держали в рабстве и продолжают держать сейчас, вывести из рабского состояния не так просто. Для этого потребуется длительное время и напряженные целенаправленные действия.

«Москва всегда видела в Украине угрозу своему монопольному положению в империи»

— Вы утверждаете, что с октябрьского переворота 1917-го Москва осуществляла и продолжает осуществлять в прямых и косвенных формах геноцид украинского народа. Каковы, на ваш взгляд, главные мотивы этого преступления? С какой целью оно совершается, и как ему противостоять?

— Известно, что с первых дней после пресловутого «воссоединения» Украины с Россией при царе Алексее Михайловиче Романове Московия не только силой стала присоединять «младшую сестру» к своей и тогда уже огромной территории, но и взяла курс на вытравливание из украинцев и Украины всего украинского. И если эти усилия не принесли ожидаемого результата, то это свидетельство жизнестойкости украинского народа. Однако при всей неприязни к украинцам и Украине царские власти никогда не прибегали к средствам геноцида.

После октябрьского 1917 года большевистского вооруженного государственного переворота Российская империя развалилась. Ленин, подписав декрет о предоставлении независимости Финляндии, сделал вид, что твердо следует путем реализации права наций на самоопределение. Однако не успели высохнуть чернила на его декрете, как большевики попытались устроить вооруженный захват власти в «освобожденной» от российского имперства Суоми. К счастью, безрезультатно. Пролив потоки крови в гражданской войне, Москва вдруг вспомнила, что суверенная Польша не так давно была лакомой частью Российской империи. Вспомнила и начала войну, но потерпела сокрушительное поражение, к которому был причастен и «товарищ Сталин». Так позорно для Белокаменной началось восстановление рухнувшей империи. Но реставрация продолжилась. В Москве учитывали, что включение в лоно реставрируемой империи в советской ипостаси Финляндии, Польши, Литвы, Латвии и Эстонии в ближайшее время нереально. Поэтому повышалась актуальность оставшихся «осколков».

Украина всегда занимала важнейшее место в составе империи во многих отношениях: территориально-географическом, природно-климатическом, геополитическом, демографическом, военном, экономическом и т. п. Вместе с тем Первопрестольная видела в ней и угрозу своему монопольному положению в империи. Во-первых, Украина — прямая наследница Киевской Руси, а российские правители пропагандировали свою страну в этом качестве и сочинили миф о главенствующем положении России в восточнославянском мире. Во-вторых, Украина своей европейской ориентацией мешала России беспрепятственно следовать восточным путем развития и тащить по нему другие народы.

В-третьих, Украина обладала большим потенциалом сопротивления московскому диктату, что было опасно для Кремля и напрямую, и как пример для других. Все это тревожило владык Московии во все времена, но в наибольшей мере — большевиков. Известен был антибольшевистский настрой украинского народа, особенно крестьянства. Как только на официальном уровне ни охаивали Нестора Махно в СССР (да и в современной России делают то же самое): и треклятый анархист он, и враг советского (русского) народа, и человек без чести и совести, и бандит... Но «упускали» из виду главную причину негативного отношения ленинцев-сталинцев к Нестору Ивановичу Махно — его руководство антибольшевистским вооруженным сопротивлением украинских крестьян.

Выход из крестьянских антибольшевистских настроений видели в русификации украинского народа и Украины — не только языковой, но и ментальной. Можно было положиться на ассимиляцию, но большевики не привыкли так долго ждать. Как говорится, «ждать милости от природы» не для них. Они привыкли брать все здесь и сейчас. Видимо, так и пришло решение, встать на путь геноцида украинского народа, прежде всего — крестьянства как главного носителя национального генофонда. Одним из наиболее эффективных средств достижения цели был избран голод.

Особенно трагично проявился он в Украине в 1932–1933 годах. В Киеве обоснованно считают эту народную трагедию средством и откровенным проявлением геноцида украинского народа. В Москве маниакально отрицают очевидное, ссылаясь на то, что голод в это время был и в других регионах СССР. Возмущает цинизм такого «оправдания». Он становится еще более очевидным, если учесть, что параллельно с расширением географии и усилением голода не иссякает поток железнодорожных эшелонов с зерном и другими сельскохозяйственными продуктами в сторону морских портов, откуда выращенное добро отправляется за границу. В ответ на возмущение слышим: так ведь проводилась индустриализация, и необходимы были машины и оборудование.

А мы ответим: Сталину срочная индустриализация нужна была на цели, далекие от интересов народа. Ему необходимо было срочно вооружить до зубов «орден меченосцев» (так он именовал партию большевиков), чтобы продолжить борьбу за мировое господство. При этом самый обильный поток хлебных эшелонов вытекал из Украины. Оставь часть этого обилия — и никакого голода. И вообще, может ли быть голод на земле, в которую, как говорят, воткни палку — и вырастет дерево. Из Украины не только хлеб вывезли, но и заблокировали отрядами чекистов села, чтобы голодающие не могли выйти за пределы своей округи, то есть чтобы смерть была гарантированной. Им даже запрещалось ловить для пропитания полевых сурков и другую живность. Этого не делали в других регионах, пораженных голодом. Так как еще можно назвать трагедию в Украине этого времени, если не умышленно организованным Сталиным и бандой геноцидом? Вымерли целые села, сельские районы и даже регионы. В результате голодомора практически обезлюдела Восточная Украина, издавна заселенная преимущественно украинцами.

На смену им преступная большевистская власть завезла люмпенов из России. Переселение русских велось и в другие украинские земли. Так на карте Украины появились русскоязычные села, районы и даже целые области. На них, в частности, в Донбассе, паразитирует сегодня российская реакция, развязавшая агрессию против украинского народа под фальшивым предлогом защиты русскоязычных, которых будто бы угнетает Киев.

«Агрессия в Крыму и на Донбассе — продолжение политики геноцида»

— К разряду геноцидных антиукраинских актов можно назвать и отношение «Маршала Победы» Г.К. Жукова к мобилизованным на фронт украинцам в годы войны 1941–1945 годов. Ему приписывают вот это изречение, относящееся к началу наступательного форсирования Днепра нашими войсками осенью 1943 года: «Зачем мы, друзья, здесь головы морочим? На хрена обмундировывать и вооружать этих хохлов? Все они — предатели! Чем больше в Днепре потопим, тем меньше придется в Сибирь после войны ссылать». Не буду защищать или отрицать авторство высказывания. Это не так уж и важно. Замечу только, что я больше доверяю не защитникам непорочности Жукова, а свидетельствам участников форсирования реки.

Вот свидетельство известного писателя-фронтовика Виктора Астафьева: «...С одной стороны в Днепр входили 25 тысяч воинов ... на противоположной выходили не более 5-6 тысяч». Из 380 тысяч человек, погибших тогда, порядка 300 тысяч человек были вот эти не обмундированные, безоружные, не имевшие военного опыта призывники-украинцы. В реке нашли упокоение 16-17-летние юноши, в ушах которых стояли прощальные крики их матерей: «Та вони ж ще діти!», и взрослые мужчины, никогда не служившие в армии. По сути, в чем я ничуть не сомневаюсь, это было преднамеренное уничтожение продолжателей украинского рода. К этому же ряду, хотя и без физического устранения, относится высылка в отдаленные края СССР мужчин из Украины за то, что были в оккупации. Так многие украинцы стали жертвами преступной бездарности «гения всех времен и народов» Сталина и «великого полководца» Жукова. Именно по их вине немцы захватили, в том числе на годы, наши территории.

Это очевидный и осознанный геноцид украинского народа. Продолжает его Москва и сегодня, встав на путь агрессии против Украины. Вы спрашиваете, как противостоять геноциду украинского народа? Ответ однозначен: решительно бороться с московской агрессией. То есть делать следует то, что делает сегодня Украина. Но надлежит придать этому противостоянию более последовательный и решительный характер.

(Продолжение следует).


  • Справка

    • Кравцов Владимир Сергеевич родился 29 июня 1936 года в селе Беседино Бесединского района Курской области. Отец Кравцов Сергей Иванович (8.10.1914 — 29.11.1973) — бухгалтер. Мать Кравцова (в девичестве Боярчук) Ольга Николаевна (22.01.1913 — 31.05.1973) — заведующая детским садом, в дальнейшем — домохозяйка.
    • В начале 1937 года семья переехала в Конотоп, что на Сумщине. Здесь в 1955 году окончил среднюю общеобразовательную школу и в том же году стал студентом исторического факультета Харьковского государственного университета имени А.М. Горького. В 1960 году, по окончании университета, уехал в Южно-Сахалинск, по тогдашнему месту жительства своих родителей. Проживает здесь до сих пор.
    • За прошедшие 55 лет работал в общеобразовательной школе учителем истории, преподавателем и заведующим дневным отделением техникума. Основная часть трудовой биографии приходится на Южно-Сахалинский государственный педагогический институт. Прошел путь от ассистента кафедры до доцента и декана исторического факультета. Создал и возглавил кафедру истории Сахалинского областного института усовершенствования учителей. Впоследствии работал советником полномочного представителя президента Российской Федерации в Сахалинской области, а также помощником мэра города Южно-Сахалинск.
    • Владимир Сергеевич Кравцов — автор многочисленных работ по научно-исторической и общественно-политической тематике. Часть из них сведена в книгу (в соавторстве) «За правым либерализмом — будущее», первая часть которой опубликована в 2006 году. Вторая часть ждет издания. Завершается подготовка к печати рукописи книги «По праву современника и очевидца. Честно о самом себе: от коммунизма — к либерализму».
    • В настоящее время Кравцов Владимир Сергеевич — пенсионер. Однако продолжает активно заниматься историко-публицистической работой.
    Роман Гривинский, опубликовано в газете «День»






    Всемирная кредитная сеть. Заработок на кредитовании